Кто я такая, чем мы занимаемся и чем не занимаемся на моих занятиях

яПо образованию я инженер-математик, и математику очень люблю с детства. Левшин, Перельман – это книги, на которых я выросла. До сих пор я с удовольствием читаю математические книжки и испытываю восторг от различных математических явлений и законов. Мне нравится решать хитрые задачи и головоломки, мастерить всякие необычные бумажные фигурки. Я постоянно читаю математические книжки и дневники других ведущих. Это мой отдых.

Но прежде всего я мама пятерых детей, и моя деятельность во многом направлена на детей, в первую очередь на моих. Поэтому я много всякого придумывала для них. Ради детей я подняла свой уровень английского и несколько лет вела домашний кружок английского языка для своих детей и их друзей(теперь кружки английийского ведет моя дочь, обладатель сертификата CELTA), для детей я стала организовывать тематические дни рождения, для детей я стала ставить спектакли, писать сценарии, для своего сына и его друзей я создала домашний физмат кружок. Потом – когда родился последний малыш, я прервалась на год. Но желание вести кружок осталось, и не только для своих детей.Я не знала, с чего начать, и пошла работать ассистентом к Жене Кац, автору многих учебников и статей по игровому обучению ( https://mousemath.ru/) . С большим удовольствием я проработала год с Женей, параллельно мне предложили работать в государственном центре дополнительного образования, Полигоне Про. Там я познакомилась с большим количеством детей и родителей, и очень рада своему опыту. Но к сожалению, работать в рамках государственного учреждения стало довольно сложно – приходилось очень много времени тратить на удовлетворение очень странных требований. Поэтому я решила оттуда уйти, и работать уже самостоятельно. При этом я продолжаю сотрудничать с Женей Кац — веду вместе с ней математические игротеки, учествую в мышематических педсоветах, работаю методистом в летнем матлагере.

Я очень люблю математику в самых разных ее проявлениях — в задачках, головоломках, играх, шифрах, теориях. И мне очень хочется эту свою любовь передать своим ученикам. То есть сейчас я делаю такой кружок, в который сама бы с удовольствием ходила сама в детстве. К сожалению, в школе изучается очень маленький кусочек математики, очень многое просто заучивается, часто дети приучаются пользоваться только готовыми алгоритмами, боятся пробовать и искать решения. Я пытаюсь поправить эту ситуацию. Поэтому непосредственно школьной программой мы занимаемся очень мало. А если занимаемся, то совсем по-другому, чем в школе. Например, изучаем площади с помощью геодосок, а таблицу умножения — с помощью раскрасок.

Я рассматриваю математику довольно широко – это не только умение считать и оперировать числами, это не только про фигуры и тела. Математик должен уметь наблюдать, замечать явления вокруг себя, делать выводы и задавать вопросы. Поэтому мы можем – пусть краем, но захватывать смежные науки – лингвистику, физику, информатику, историю и даже биологию.

С дошкольниками мы много внимания уделяем базовому умению считать – в разных ситуациях, не на столбиках примеров, а с помощью игральных кубиков, плашечек, скрепок, наклеек, пальцев, в прыжке, беге и так далее. Очень много заданий я даю на внимание, память, слуховое и зрительное восприятие, развитие пространственного мышления.

Я стараюсь своих учеников научить задавать вопросы, а не принимать на веру то, что говорит учитель. Поэтому я очень люблю, когда дети задают вопросы, на которые я не могу сразу ответить – так они учатся тому, что не страшно чего-то не знать – можно подумать, поискать ответ и найти его. Я не истина в последней инстанции.

У меня на уроке довольно свободная обстановка. Я считаю, что дошкольникам и даже первоклашкам вредно много сидеть за партами, мы много двигаемся и играем. Часто дети очень много тратят усилий просто на то, чтобы сидеть, и в результате, сил на задачи у них уже не остается. Именно поэтому письменные задания младшие делают на полу – на планшете. Благо, именно письменных заданий у нас немного. Очень многое из того, что обычно предлагается сделать в тетрадке, можно сделать в другой форме — так, чтобы у детей была возможность побегать.

Более старшие дети сидят за столами. Но я не запрещаю обсуждать решение, можно встать. Нельзя мешать другим и громко разговаривать. Некоторым детям и в более старшем возрасте сложно сидеть. Таким я тоже разрешаю походить, сейчас в классе есть возможность пойти сесть на ковер и решать там. Ничего в этом страшного нет.

На мои кружки нет отбора, поэтому у меня занимаются разные ребята – есть очень талантливые, есть послабее, есть ребята с особенностями развития, которые, кстати, тоже бывают очень талантливыми, есть ребята разных национальностей, вер и так далее. Я очень стараюсь, чтобы все дети на моих уроках чувствовали себя комфортно, стараюсь, чтобы дети друг к другу относились терпимо, не обижали и надеюсь, что вы, родители, так же настраиваете своих детей. Но если вы первый раз приводите ко мне ребенка с особенностями, которые могут затрагивать ход урока, — пожалуйста, скажите мне об этом. Тем не менее – очень редко, но бывает, что ребенок никак не вписывается в кружок – сильно мешает другим, хулиганит и так далее. Я очень стараюсь к каждому найти ключик, особенно если я вижу, что в целом ребенку интересно, но просто он, вот, такой. Совместно с вами, я думаю, мы сможем найти выход из такой ситуации. Но иногда бывают более глубокие проблемы, которые я в рамках кружка не могу решить, а ребенок очень мешает другим, и в этом случае – это всегда очень крайний случай – я вынуждена с ребенком расстаться.

Я принципиально не ставлю оценок, у нас нет соревнований, где Маша молодец, а Катя хуже всех. Я учу детей сравнивать себя только с собой. Когда я провожу олимпиады, многим интересно видеть какие-то способы поощрения – у нас они коллективные. Например, в прошлом году за решенную правильную задачу мы добавляли к общему поезду вагончик, и смотрели, какой длинный поезд у нас получился, и радовались все вместе. Я не ставлю своей целью подготовить детей куда-то или к чему-то. Да, мы изучаем разные математические темы, решаем олимпиадные задачки, но у меня нет натаскивания на решение определенного вида олимпиадных задач – на своих внутренних олимпиадах я даю задачи, не обсуждая, на какую они тему, могу дать задачи нового типа, чтобы дети попытались найти решение сами. Часто мы устраиваем командные соревнования — матаукционы, матхоккеи, чтобы дети учились работать в команде.

Не удивляйтесь, если – особенно первое время – вам будет казаться, что задачи, которые мы решаем, очень простые. Пока я не знаю уровня групп, я буду пробовать разное, и очень важно, чтобы на уроке у каждого была та задачка, с которой справился именно он, и именно у него она получилась. На каждом уроке может не быть сложной задачи, с которой справятся единицы, но обязательно будет простая, с которой справятся все. У детей должна быть уверенность в своих силах. Если я увижу, что кому-то очень легко, я предложу дополнительное задание или хитрую задачу – у меня обычно всегда есть запас.

Бывают уроки, на которых мы вообще не решаем задачи на листочках, а режем, клеим, складываем и даже вяжем узлы.

Домашнее задание каждый урок я даю только дошкольникам. Но я никогда его не проверяю – если ребенок хочет делать, он делает. Если не хочет – не надо его заставлять. Проверить домашнее задание у дошкольников, я считаю, вполне могут родители, если хотят.

Школьникам домашнее задание прямо каждый урок я не задаю – я считаю, что у них и так очень много заданий в школе. Но часто я даю что-нибудь подумать. Кто хочет – думает, кто не хочет – может не думать.

Не все задачи, которые возникли на уроке мы прямо сразу разберем и решим. Происходит это по разным причинам. Например, иногда я вижу, что дети еще не готовы к разговору на эту тему. Для этого либо должно пройти время – дети должны дорасти, либо стоит поговорить предварительно на другие темы. Я вообще сторонник того, чтобы дети сами делали выводы, а не получали готовые. Поэтому иногда оставляю вопрос открытым. Те, кого вопрос зацепил, подумают.

И еще немножко про самых старших. Моя специализация – дошкольники и младшие школьники, но многие дети, закончив у меня четвертый класс, не хотят расставаться. Так  возникла группа пятый класс плюс (туда я время от времени беру и сильных четвероклассников), на которую, например, ходила моя семиклассница-дочь и семиклассник-сын. Там мы занимаемся более или менее взрослой математикой, копаемся в темах, которые особенно интересны мне самой. Мы разбираем задачки и темы, которые интересны и взрослым. Тем не менее у меня нет задачи подготовить детей ни к серьезным олимпиадам, хотя, конечно, и олимпиадные задачки мы решаем тоже, ни к поступлению в математические школы. Хотя у меня есть бывшие ученики, которые теперь учатся в 179 школе, например. Но с шестого-седьмого класса детям, ориентированным на серьезное занятие математикой, я советую искать кружки при профильных школах и центрах. Есть отличные бесплатные кружки в 179 школе, на Малом мехмате, есть вечерние физматшколы – при Высшей школе экономики, например. У нас – в старшем варианте это скорее математический клуб, где есть возможность послушать про интересное, поломать голову, пообщаться с теми, кому тоже интересна математика, и потом поиграть в настолки. При этом несколько лет уже у меня договоренность с прекрасной ведущей старших кружков, Ингой Акимовой, и дети, которые закончили шестой класс, потом переходят к Инге. Там уже традиционная система с листочками, но все равно все весело и интересно.

В группу я беру не больше шести человек — это если я веду одна, или 10, если мы ведем вдвоем. На Покровке много желающих, группы большие, поэтому в каждой группе у меня есть помощник. Прежде всего это мои дочки — Вера, которая спец по самым сложным малышам, которая умеет с ними играть, сидя под креслом, утешать, если заплакали, бегать и прыгать, и Аня — спец по 1-2 классу, которая умеет хорошо объяснять и обладает безграничным терпением. В старших группах со мной работают ребята-студенты технических вузов, выпускники 179 школы и физмат лицея 1568.